Аркаим на проекте Россия 10

15.07.2013

Rossia_10Знаменитый археологический южноуральский комплекс-заповедник «Аркаим» вышел во второй этап конкурса «Россия 10″. Об этом сообщает пресс-служба правительства Челябинской области.

Напомним, речь идет о мультимедийном проекте, организованном для популяризации уникальных памятников архитектуры и природы как внутри страны, так и за ее пределами. Десять объектов-победителей войдут в ландшафтный парк «Россия» в Московской области, где достопримечательности будут воспроизведены в миниатюре.

Конкурс проводится в три этапа. Во втором туре, который продлится до 1 сентября, из 80-ти объектов будут выбраны только 30 достопримечательностей, которые продолжат борьбу за право стать новыми визуальными символами России.

Лидерство Аркаима среди достопримечательностей Южного Урала неудивительно — обнаруженный здесь древний город рубежа III-II тысячелетия до нашей эры — популярное место паломничества ученых и туристов. Среди претендентов на попадание в «десятку» самых известных достопримечательностей страны от региона есть и Пороги — уникальный природно-исторический комплекс в Саткинском районе Челябинской области, где расположена самая старая гидростанция в России.

Голосовать за достопримечательности можно три раза в сутки с одного ip-адреса, напоминают в пресс-службе областной администрации. Каждый житель Южного Урала может отдать свой голос за Аркаим и урочище Пороги на сайте конкурса.

Голосуйте за Аркаим!

Летний сезон 2013

12.07.2013

Sezon_2013

Миновала Ночь Ивана Купалы, близится середина лета, после чего время просто побежит вскачь. Середина лета – самое время подводить итоги сезона, тем более, что практически все основные мероприятия заповедника «Аркаим» уже миновали. В этом году особое расположение звезд на небе привело к тому, что все традиционное акции заповедника «Аркаим» пришлись на субботу. 18 мая прошла ночь музеев, на которой была открыта выставка работ учеников детской художественной школы г.Челябинска «Простор степи Уральской». Работы поразили посетителей (и меня лично) своей зрелостью и мастерством. Многие сотрудники заповедника сошлись на том, что эта на выставке были представлены лучшие художественные работы, когда-либо выставлявшиеся в музее «природы и человека». Хотя справедливости ради надо отметить, что в музее до сих пор не проходило чисто художественных выставок, и все художественные полотна до этого года были лишь эпизодическими музейными гостями.

После Ночи музеев как сотрудников заповедника, так и жителей прилегающей к туристическому лагерю деревни Александровки (не говоря уже о многочисленных торговцах сувенирами) охватил ажиотаж подготовки к Дню Летнего Солнцестояния, которое в этом году также выпало практически на субботу. С четверга по воскресенье толпы паломников штурмовали аркаимские горы и совершали языческие обряды. Люди с удовольствием встретили рассвет на горе Шаманка и приняли участия в экскурсионной программе, которая начиналась в эти дни аж с 6 часов утра.

Ну и, наконец, на днях прошло празднование Дня Ивана Купалы (также выпавшее на субботу). В заповеднике водили хороводы, пели песни, участвовали в традиционных состязаниях (таких как солнцекатание, например). Хотя стоит отметить, что традиционно для солнцекатания использовались деревянные колеса, украшенные лентами. Сегодня технология изготовления деревянных колес известна немногим, поэтому символическими изображениями солнца на День Ивана Купалы стали покрышки, раскрашенные в желто-оранжево-красную солнечную гамму.

Отдельно стоит упомянуть состоявшийся уже практически ночью концерт группы Тюргэн Кам, завершивший активную программу фестиваля. Группа исполняет произведения различные народные и эстрадные номера горловым пением. Тюргэн Кам уже неоднократно участвует в акциях заповедника «Аркаим». Руководитель группы – Тюргэн практикует традиционный шаманизм и возрождает по мере своих сил шаманские практики, приносящие пользу людям. Таким образом Аркаим объединил как поклонников народной культуры, так и любителей более древних народных практик, не имеющих статуса традиции.

Однако лето еще не завершено, и жизнь заповедника продолжается. Помимо экскурсионной программы заповеднику предстоит запустить автомобильные прогулочные маршруты по горам, провести реставрационные работы на музеефицированном раскопе, открыть выставку в Копейске «Аркаим: взгляд через века». Тем более, что с началом июля оживает археологическая жизнь, археологи едут в поля на поиски новых приключений и открытий. Надеемся, что осенью они представят нам плоды своих трудов в виде новых интересных выставок и статей. Сезон продолжается! Мы рады видеть всех гостей заповедника.

Дюппель

18.04.2013

Duppel

Белолипецкая Н.А., методист заповедника 

При подготовке экскурсии по аркаимскому жилищу каменного века я столкнулась с дефицитом интересной для широко публики информации об эпохе каменного века: встречалась преимущественно сугубо научная литература о видах каменных орудий, приручении лошади или внешнем облике человека. Тогда автор реконструкции жилища (Александр Михайлович Кисленко) подсунул мне книгу Р.Малиновой и Я. Малины «Прыжок в прошлое», где детально описывались археологические эксперименты, в том числе и на материалах деревни Дюппель, расположенной в пригороде Берлина.

В 1940 году на юго-западе Берлина в районе Целендорф, в местечке Дюппель нашли остатки средневекового поселения. В результате раскопок проведённых в 1968 году выяснилось, что это деревня которая существовала приблизительно в 1200 году. Уже тогда появилась идея восстановить деревню и как музей сделать доступной для посетителей. Так в 1975 году появился «Музей-деревня Дюппель». В первый год экспериментальную деревню посетило 9 тыс. человек. Экскурсионная программа Дюппеля прдназначена в основном для детей: здесь можно пострелять из лука, погладить свиней и барашков, сплести пояс на дощечках, изготовить керамический сосуд.

Дюппель удивительно похож по своей атмосфере и сущности на Аркаим: это музей под открытым небом, где реконструированы разные виды жилищ, действуют мастер классы по плетению поясов, изготовлению тканей, керамике, деревообработке, функционирует кузница, скотный двор. Регулярно проводятся экскурсии-лекции по изготовлению древесного угля с наглядной демонстрацией. Работают там такие же увлеченные люди, как и на Аркаиме, с такой же легкой дозой сумасшествия.

Что я хочу сказать этим сообщением: Аркаим не одинок, есть в мире места, подобные ему по духу, и знать об этом очень приятно. Тем более, что делаем мы одно дело.

 


Колесница времени

18.02.2013

kolesnica

Заповедник Акаим в очередной раз принял участие в грантовом конкурсе «Меняющийся музей в меняющемся мире». В этот раз сотрудниками заповедника был предложен проект «Колесница времени». 

Проект «Колесница времени» предусматривает разработку цикла выездных тематических выступлений исторического и археологического содержания, сопровождающихся показом музейных экспонатов. Поскольку археологами заповедника «Аркаим» была обнаружена наиболее древняя на Урале колесница, относящаяся к эпохе бронзы, то именно она стала символом программы. Аркаим — музей преимущественно археологический, поэтому наряду с реконструкцией колесницы для участия в программе будут отобраны керамические сосуды, орудия труда каменного века и эпохи бронзы, а также женские украшения. Смысл проекта состоит в том, чтобы музей частично покинул свое здание и вышел к людям (колесница и другие археологические находки начали свое «хождение в народ») Наиболее интересные и характерные экспонаты, условия хранения которых позволяют безболезненно перемещать их в соответствующей упаковке, служат живой иллюстрацией  рассказа ведущего.  Каждая лекция, таким образом, превращается в некое театрализованное действие, героями которго становятся живые музейные экспонаты в руках у лектора. Копии предметов можно будет трогать собственными руками, благодаря чему исчезает музейное стекло, витрина, а пространство музея и пространство повседневного бытия человека соединяются. Достоинством программы является то, что, с одной стороны, людям демонстрируются подлинные музейные экспонаты, а с другой — программу можно проводить в абсолютно любом помещениию. 

При традиционном подходе к музейным занятиям школьники и все, интересующиеся темой лекции, приходят в музей. В ряде случаев это бывает затруднительно. Людям просто сложно добраться до места проведения лекции. Кроме того даже при интересе к теме лекции людям сложно воспринимать текст из-за недостаточной наглядности и наукообразности. Проект «Колесница времени» сам выезжает к своей аудитории в удобное для нее время и место. Более того, историческая и археологическая информация будет подаваться в популярной форме и с хорошим эмоциональным запалом. Для школьников музейно-лекционные выступления можно проводить в зданиях школ, библиотек. Для взрослой аудитории программу можно организовывать в торгово-развлекательных центрах, выставочных залах, кинотеатрах и т.д., т.е. в тех местах, куда люди приходят по выходным сами, независимо от того, проводятся там дополнительные программы или нет.


 


«Прадедушка Аркаим»

01.12.2012

w0P452FQrCk

Сегодня, 1 декабря, в книжном магазине «Бибилиоглобус» состоялась презентации книги Марины Загидуллиной «Прадедушка Аркаим». 

Для начала следует сказать несколькослов об авторе книги. Родилась Марина Загидуллина в Курганской области в 1965 году, в семье учительницы и директора школы. Работала в средней школе учителем русского языка и литературы. В 1992 году защитила кандидатскую диссертацию «Традиции Пушкина в творчестве Достоевского» (защита в УрГУ). С 1992 года работает в ЧелГУ: сначала на филологическом факультете , а затем, после защиты докторской диссертации («Классические литературные феномены как историко-функциональная проблема (творчество А. С. Пушкина в рецептивном аспекте)», на факультете журналистики заведующей кафедрой теории массовых коммуникаций. Директор издательства «Энциклопедия» и кнайп-клуба «Book-вари». «Прадедушка Аркаим» вышел в серии детских книг с несколько странными названиями
«МамаМатематика», «ПапаФизика»«БабушкаСловесность». Книга является достаточно подробным перессказом научно-популярных путеводителей, статей и альбомов, выпущенных сотрудниками заповедника «Аркаим» и ЧелГУ. Смею напомнить читателям, что Марина Викторовна не является первопроходцем в попытке  донести информацию об этом археологическом памятнике в доступной широкой общественности форме. Начал эту деятельность еще в 2005г. Юрий Бриль, написав «Открытие Аркаима». Помнится, широкой археологической общественностью эта книга была воспринята достаточно отрицательно. Марина Викторовна — это иное дело. Она является ныне главой объединенного исторического и филологического факультета ЧелГУ, писала книгу в тесном сотрудничестве с Геннадием Борисовичем Здановичем, поэтому книга была встречена благосклонно. 

На презентации несколько раз разными людьми была озвучена мысль о том, что профессиональные историки пишут слишком заумно и непонятно, поэтому популяризация их трудов дилетантами (я не вкладываю в это слово отрицательный смысл, а лишь констатирую тот факт, что Марина Загидуллина — филолог, а не историк) — это дело благое и необходимое. Я не берусь судить о правильности этих высказыаний, однако позволю себе небольшую ремарку. В нашем уже далеком советском прошлом выпускалось огромное количество популярных книг по науке, и писали их  профессиональные ученые (самый яркий пример — это Перельман), никому в голову не приходила мысль о том, что журналист может справиться с задачей популяризации основ научных открытий лучше, нежели профессионал. Стоит отметить, что великолепную детскую  книгу об уральской археологии написал в свое время профессиональный челябинский археолог, профессор Николай Борисович Виноградов («Страницы древней истории Южного Урала», 1998г.). Профессор Виноградов изобразил широкую панораму жизни и эволюции человека на территории Урала, соединив воедино информацию о быте народов, их передвижениях и различных типах археологических памятников.

 Книга же «Прадедушка Аркаим» пытается повествовать о трогательном слиянии человека и природы, об их единении. Страшно, когда подобные мысли вкладываются в молодые неокрепшие умы. Страшно и обидно за наших предков. Несколько столетий люди отвоевывали у природы право жить в тепле и комфорте, предки надеялись, что их потомки будут избавлены от сурового выживания на морозе, не будут копаться в грязи и говне, будут жить долго и сытно. Их борьба увенчалась относительным успехом. И что же? Выросшие в сытости и тепле поколения, не знающие лишений, голода и холода превозносят образ жизни людей древних эпох и пытаются убедить нас в том, что древние люди были-де природно ориентированы и идеально вписывались в природные ландшафты. Надо бы, дескать, и нам последовать их вдохновляющему примеру. Ну, не могли люди эпохи бронзы не вписаться в прироный ландшафт! В силу отсутствия современной цивилизации, от внешнего, угрожающего смертью, голодом и травмами мира, их отеляла только тонкая деревянная стена, а средством борьбы с природными катаклизмами служили глиняный сосуд, бронзовый наконечник и кусок шкуры. Вряд ли это могло их радовать и вдохновлять на восхищение силами природы. Невольно вспоминается бессмертный «Маленький принц» Экзюпери, принц и его роза, у которой был всего лишь один шип для борьбы с врагами. 

В целом, книга написана добротным русским языком, автор строго придерживается основных статей Г.Б. Здановича, перессказывая их содержимое в несколько вольном порядке, адаптированном для детского восприятия. Ярким событием самой презентации стало выступление Александра Воронкова  - одного из  нескольких школьников, которым приписывают открытие археологического памятника. Мы наконец-то познакомились с эти воистину мифическим персонажем и убедились в том, что он существует! Александр стал историком и занимается вопросами этногенеза, является автором двух монографий. 

 Несколько смущающим моментом стало присутствие на презентации (видимо, для массовки) школьников лет 10. Речи выступавших не были предназначены для детских ушей. Дети ощутимо скучали, вертелись и с нетерпением ожидали конца мероприятия. Тем более, что практически каждый выступавший счел своим долгом посвятить часть времени рассказам об аркаимских  мифах и чудесной исцеляющей энергии. Видимо, как ни крути, энергая — важная часть археологии. 

 


Третьи Гороховские чтения

15.11.2012

djipy

9 ноября в Челябинском краеведческом музее прошли Третьи гороховские чтения, в которых приняли участие представители заповедника «Аркаим».  Несмотря на то, что официально чтения считаются мероприятием, посвященным музейным проблемам, большинство докладов качались сугубо локальных краеведческих тем. Доклад, посвященный музейной тематике, был предложен представителями Челябинской картинной галерени и по большей части содержал сетования на то, что государство недостаточно финансирует покупку картин и организацию выставок челябниских художников. Тем самым музей лишается возможности изучать и хранить важную часть художественного наследия края.

Администрация сайта, пользуясь своим привелегированным положением, представляет вам статью Белолипецкой Н.А., посвященную организации музейных сайтов. Статья эта была обсуждена в кулуарах музея и вызвала живейший интерес тех, кто решает у себя в музее аналогичные проблемы.

Переосмысление музейного сайта

Развитие интернет-пространства — причина трансформации музейных сайтов

На сегодняшний день невозможно себе представить по-настоящему качественную работу музея без наличия собственного сайта. Сайт музея позволяет оперативно и доступно знакомить потенциального посетителя как с новыми проектами, так и с фондами музея, с его традиционной экспозицией.

За прошедшие два десятилетия внедрения Интернет-культуры в нашем обществе, назрела необходимость пересмотреть принципы создания сайта учреждения. До недавнего времени создание интернет-портала означало прорыв в деятельности музея, поэтому никто не обращал особого внимания на то, какую конкретно информацию содержит сайт, удобна ли его навигация, обладает ли он дружественным посетителю интерфейсом и отвечает ли он на все вопросы, которые могут возникнуть у потенциального посетителя. Главным было то, что музей наличествовал в мировой паутине, его можно было найти стандартными поисковыми системами. Сегодня ситуация постепенно изменяется, поскольку обилие информации в сети Интернет делает актуальной задачу уже не создания информации, а качественного ее отбора. Источники информации начинают конкурировать между собой, и в конечном итоге, в выигрыше оказывается не самый информативный и профессиональный, а самый удобный и простой в использовании ресурс.

Еще одной сложностью для музейного коллектива является то, что техника не стоит на месте: внешний вид, навигация сайтов постоянно совершенствуется, поэтому сайт, созданный 5-10 лет тому назад, может смотреться устаревшим и не отвечающим запросам современных пользователей. Администрация же музеев склонна считать единожды созданный сайт чем-то вроде постоянной экспозиции, не требующей изменения и модернизации.

Особенности развития музейных сайтов и их восприятия посетителями

При первоначальном создании сайтов музеи ориентировались в основном не на нужды и восприятие посетителя, а на свои собственные соображения по поводу того, что будет интересно широкой публике. Поэтому весьма популярными в 90-е и в начале 2000-х гг. были рассуждения о том, как правильно разместить на музейном сайте информацию о фондах музея и музейную коллекцию. Ярким примером подобного подхода можно считать сборник «Музей будущего: информационный менеджмент»[1]. Как показывает практика, фонды музея рядовому посетителю интернет-сайта не интересны. Безусловно, работа по их актуализации должна проводиться, она послужит дополнением к основному содержанию сайта, дополнением, демонстрирующим академический подход музейных работников, и будет неявно способствовать росту доверия к источнику подобной информации со стороны пользователей. Однако публикация даже самой замечательной и выдающейся музейной коллекции не может составлять основное содержание музейного сайта. На сайте музея, как и в музее реальном, вдумчивый посетитель ищет новых впечатлений, интересной информации: он не настроен на длительный поиск по профессиональным музейным каталогам.

Так каковы принципы функционирования сайта, какая информация должна на нем присутствовать и кто должен заниматься его развитием? Зачастую можно услышать, что сайт – это представительство музея в сети, призванное сообщить посетителю необходимый минимум информации об учреждении, его фондах, а также по возможности познакомить его с интерактивными мероприятиями и планирующимися временными выставками. Следовательно, сайт должен функционировать как комбинация сменной рекламы и музейного буклета. Более того, зачастую руководители музеев убеждены в том, что наполнять сайт информацией и поддерживать его в актуальном состоянии может любой сотрудник музея, достаточно научить его работать с системой управления сайта. Бывает, что музей ударяются в другую крайность, и полностью отдает сайт на откуп программисту, имеющему чисто техническое образование и далекому от проблематики музея. И то, и другое решение порочно. Ведь что представляет собой сайт? По сути дела, это живой, постоянно изменяющийся журнал, требующий, соответственного, профессионального журналистского или хотя бы мало-мальски литературного подхода. Т.е. создавать информацию для сайта должен не программист и не рядовой музейный работник, а человек, обладающий даром слова, тот, кто умеет в простой и доходчивой форме донести информацию до посетителя и разместить ее наиболее выгодным для учреждения образом. Порочным также является представление о том, что сайт может наполнять сразу несколько человек, поскольку это приводит к постоянным спорам, разнобою и не позволяет выдержать единую стилистику. Считается, что единый дизайн – это показатель серьезности учреждения, а единой стилистике написания информации не уделяется никакого внимания.  Даже если на сайт регулярно поступает информация от нескольких сотрудников, то она нуждается в редактуре, а иногда и в полном переосмыслении. Кроме того, стоит учитывать тот факт, что музейные работники зачастую негативно относятся к мысли о том, что им нужно что-то написать, поскольку заняты повседневной работой. Ходить и регулярно собирать информацию или заказывать тематические статьи – это работа, требующая времени, навыков и знаний о том, что именно интересно посетителю.

Наличие собственной интернет-площадки с удобной системой управления и хорошим дизайном открывает перед музеем дополнительные возможности, недоступные ранее. Эти возможности реализуются не в полной мере, поскольку большинство музеев рассматривает сайт как виртуальное продолжение музея, основанное на тех же принципах, что и основная экскурсионная и экспозиционная деятельность. При создании сайта не учитываются особенности интернет-аудитории, центральные характеристики которой составляет достаточно молодой возраст и желание участвовать в обсуждении и решении социально значимых проблем. Многочисленные комментарии к статьям на животрепещущие темы является показателем того, что некоторая часть общества в нашей стране хочет самореализоваться через участие в социальных проектах, но слабо представляет себе, как воплотить свои стремления в реальность. Социальные проблемы неизбежно связаны с историей отдельного региона или страны в целом, а среднестатистический провинциальный краеведческий музей как раз и призван знакомить с этой историей посетителя. Сегодня краеведческие музеи видят свою первоочередную задачу в участии в образовательном процессе: они разрабатывают различные интерактивные, лекционные и образовательные программы, ориентированные, в первую очередь, на школьную аудиторию. Эта, безусловно, полезная деятельность не может заменить полноценной работы со взрослой аудиторией, поскольку зачастую именно музей, как одно из наиболее консервативных учреждений культурной сферы, призванное сохранять историю и традиции, является центром культурной жизни региона, инициатором и катализатором культурных событий. Причем реалии современной жизни таковы, что культурному событию не обязательно происходить «в реале» для того, чтобы вызвать отклик большой аудитории: грамотно организованное в виртуальном пространстве событие может привлечь интерес к музею со стороны огромного числа посетителей, не обязательно проживающих в шаговой доступности от музея.

Сегодня ход мысли музейщиков таков: сайт создан для полноценного освещения деятельности музея, т.е. любая информация, размещенная в Интернет-пространстве, подспудно нацелена на то, чтобы человек в конечном итоге посетил сам музей. Ставя перед собой подобную задачу, музейные работники намеренно отказываются от полноценного использования потенциальных возможностей сайта. Тем самым создается своеобразный парадокс: стремясь расширить музейную аудиторию посредством интернет-сайта, музейщики, наоборот, сужают ее, поскольку ориентируются на тех, кто целенаправленно ищет информацию о музее, а число таких пользователей невелико. Гораздо больше тех, кто ищет сведения по какому-то конкретному историко-социальному вопросу. Этим пользователям даже не придет в голову выйти на музейный сайт, поскольку они считают (и совершенно справедливо), что музейный сайт состоит из с визитки, слова директора и публикации фондовых материалов[2], а поэтому бесполезен для получения актуальной информации и составления широких обобщений. Подобное стереотипное восприятие музейного сайта препятствует полноценному развитию музеев в целом.

Способы актуализации музейной деятельности посредством интернет-сайта

Сайт музея можно реорганизовать таким образом, чтобы информация на нем была интересна не только потенциальной музейной аудитории, но и широкому кругу интернет-пользователей, даже не помышлявших посетить музей. Можно предложить несколько дополнительных возможностей при организации информационного пространства сайта. Эти возможности частично уже начинают использоваться крупными музеями, но гораздо больший отклик при их реализации могут получить небольшие региональные музеи.

  1. Публикация отдельных лекций и целых лекционных курсов.

В каждом музее существует определенное количество фондовых работников и научных сотрудников, которые разрабатывают ту или иную научную тему и создают по меньшей мере одну лекцию или тематическую экскурсию, посвященную теме своего исследования и связанную с тематикой музея, в котором они работают. Специфические лекции и экскурсии достаточно редко бывают востребованы посетителями музея. Зачастую это связано с тем, что информация о них не публикуется ни на сайтах, ни в рекламных буклетах. Эти лекции можно выложить на музейный сайт, причем не в виде текста, а в формате видео или аудиолекции или экскурсии с тематическим видеорядом. Продумав тэги к этим лекциям, можно привлечь на сайт музея всех, кто интересуется подобной темой. «Экскурсионное и лекционное обслуживание, вынесенное в Интернет, способно существенно расширить не только число, но и географию посетителей музейного сайта и, в конечном счете, самого музея»[3]. Стоит также учесть опыт крупных туристических порталов, которые достаточно давно перешли на предоставление пользователям как платных, так и бесплатных версий аудио путеводителей по историческим местам и значимым музеям. Выкладывать в интернет обзорные аудио экскурсии по музею смысла не имеет, но наименее востребованные тематические лекции и экскурсии могут поднять рейтинг сайта и увеличить пусть не число посетителей музея, но число тех, кто знает, что подобный музей существует.

Некоторые музеи стремятся расширить свою аудиторию посредством виртуальных экскурсий, полностью дублирующих основную экспозицию музея, не привнося в нее чего-то принципиально нового. Вынос экспозиции в виртуальное пространство слабо способствует популяризации культуры, поскольку рассчитан на продвинутого посетителя, который представляет себе, какие залы есть в музее и что конкретно он хотел бы посмотреть. Человек, не обладающий предварительной информацией, скорее всего, просто закроет экспозицию с недружественным интерфейсом. Стоит также отметить, что качество многих региональных проектов по созданию виртуальных экскурсий не позволяет детально разглядеть экспонаты, чем полностью дезавуирует свою возможную значимость.

  1. Активизация обсуждений, посвященных деятельности музея, посредством выноса их в социальные сети.

Поскольку музей работает для посетителя необыкновенно важным является получение обратной связи. Традиционные музейные форумы или гостевые книги не позволяют получить действительно объективную картину восприятия посетителем музея. Во-первых, отзывы обычно оставляет небольшое количество посетителей. Кроме того, в силу особенностей воспитания эти отзывы будут практически всегда положительными с традиционным пожеланием сотрудникам музея и в дальнейшем продолжать свою полезную миссию по приобщению аудитории к культуре. Действительно волнующие посетителя вопросы даже не будут упомянуты ни на форуме, ни, тем более, в гостевой книге. Альтернативой традиционным формам организации обратной связи является создание групп поддержки музея в социальных сетях, которые могут стать своеобразной площадкой по поиску единомышленников, зачастую далеких от конкретного музея, ставшего поводом к созданию той или иной группы. Преимуществом социальных сетей при этом является отсутствие цензуры и модератора, который на официальном форуме обязан удалить все не соответствующие формату серьезного учреждения высказывания. Регулярный мониторинг и информационная подпитка подобных групп, так или иначе, будут способствовать росту популярности музея среди самой широкой аудитории.

  1. Создание виртуальных тематических выставок.

В каждом музее существуют как предметы, представленные в экспозиции, так и те, что хранятся в фондах и практически никогда не демонстрируются широкой публике. Оптимальным решением по их актуализации музейщики считают публикацию этих предметов в виде электронных баз данных с различными поисковыми системами и возможностями для формирования запросов. В качестве примера обычно упоминается сайт Эрмитажа, где возможности электронной базы данных продемонстрированы в полной мере. Однако музей — это не библиотека, и редко кого из посетителей порадует наличие просто иллюстрированного каталога, в котором можно систематизировать предметы по материалу, форме или цвету. Посетителя интересует информационное наполнение пространства, те идеи, которые несет совокупность тех или иных предметов.

Как правило, в музее помимо основной экспозиции существуют временные выставки. Организовать такую выставку — дело хлопотное и, как привило, связанное с денежными затратами. Интернет предоставляет возможность создать и продемонстрировать широкой аудитории виртуальную выставку, которую можно сформировать из предметов музейного фонда. Эта выставка может быть представлена в виде каталога предметов с пояснениями и путеводителем, а может быть создана как виртуальная или видео экскурсия. Более того, некоторые музейные выставки бывают настолько удачными, что их жалко разбирать. В этом случае выставку можно оцифровать, создав по ней виртуальную или видео экскурсию с аудио текстом, а затем выложить ее на сайт музея. Такой формат позволит, не дублируя основную экспозицию, поддерживать интерес к музею и актуализировать его фонды.

  1. Создание сетевых культурных событий

Музей может поддерживать интерес к своей деятельности путем организации виртуального события, не дублирующегося в реале. Таким событием может стать виртуальная конференция, выставка, мастер-класс, онлайновая лекция с возможностью задать лектору вопросы, даже виртуальный фестиваль или презентация. Причем темой презентации может стать все, что угодно: от отдельного предмета из музейных запасников до целой культуры. Интернет-формат позволяет реализовывать события практически без денежных затрат и привлечь к участию в них людей из самых разных регионов страны. Простейшим решением создания виртуального события может стать предоставление любому посетителю возможности пообщаться, например, с хранителем фондов, экскурсоводом, научным сотрудником или методистом музея в онлайн-режиме в течение определенного, заранее оговоренного времени. Это может быть, в зависимости от технических возможностей музея, общение посредством ICQ, Skype или иных механизмов.

  1. Публикация комментариев и аналитических обзоров, посвященных актуальным проблемам современности

Музей не может замыкаться исключительно в кругу профессиональных вопросов, он должен как можно активней участвовать в жизни общества и реагировать на происходящие в обществе события и изменения. Музейный сайт как нельзя больше подходит для оперативной публикации подобного рода откликов. Научные сотрудники могут комментировать наиболее актуальные общественные проблемы, не забывая при этом про свою музейную специфику. Сделать это достаточно просто, поскольку любое событие, любая проблема так или иначе уже решались или хотя бы затрагивались обществом в прошлом (о чем в соответствующем обзоре могут написать сотрудники исторических и этнографических музеев) или отражалось в искусстве и литературе (что могут подтвердить сотрудники картинных галерей и мемориальных музеев, посвященных литераторам либо художникам). Публикация на музейном сайте статей на актуальные темы с правильно заполненными тэгами будет способствовать росту посещаемости музейного сайта, следовательно, волей-неволей все большее число посетителей будет узнавать и о существовании самого музея.

  1. 6. Участие музея в создании тематических интернет-порталов

Музеи могут и должны участвовать в разработке тематических порталов, посвященных  как связанным с деятельностью музея вопросам, так и темам, на первый взгляд, совершенно далеким от музея. Образно говоря, музей посредством интернет должен сам выходить к людям, а не ждать, когда кто-то заинтересуется  им и откроет соответствующий сайт. Музей может заявить о себе на самых различных ресурсах. Что и как можно для этого сделать? При организации многих сайтов по продаже или рекламе какого-либо товара или услуги создатели сайта, как правило, испытывают нехватку серьезных аналитических или просто интересных статей, которые могли бы украсить сайт и заинтриговать вдумчивого читателя. Музейные сотрудники могут предложить собственное решение проблемы. Например, на сайте по продаже мебели сотрудники исторических музеев могут сделать обзор по истории появления мебели, иллюстрируя ее материалами собственных фондов и давая ссылку на музейный сайт. Археологический музей может дать информацию о развитии кухонной утвари в древних обществах (опять-таки на основе фондовых материалов) на сайт ресторана или интернет-магазина по продаже посуды и т.д. Возможности по созданию и размещению подобной информации безграничны.

Таким образом, хорошо продуманный музейный сайт может использовать как традиционные для музея методы рекламы, так и те ухищрения, которые пускают в ход коммерческие предприятия. Более того, если музей является учреждением культуры, то это не значит, что для него полностью закрыт путь по взаимодействию с коммерческими структурами.




Музей будущего: информационный менеджмент. — М.: Российский институт культурологии, 2001. – Составитель: Лебедев А.В.

 

Смотри, например: Захарова О.В. Типология и функция музеев как основа моделирования контента музейных сайтов // conf.cpic.ru/upload/eva2008/reports/doklad_1490.doc

Артамонов А.А. Музалевская И.М. Музейные образовательные ресурсы и ресурсы по культуре в Интернете: обзор, типология, особенности. // http://www.ict.edu.ru/vconf/index.php?a=vconf&c=getForm&r=thesisDesc&d=light&id_sec=35&id_thesis=660

На Аркаим на джипах

04.11.2012

djipy

Предлагаем вашему вниманию рассказ об одной из  поездок на Аркаим. Надеемся, что он поможет нашим читателям сориентироваться перед поездкой и определить, на каком транспорте лучше добираться до заповедника и что там стоит посмотреть.

Предложение от департамента маркетинга автомобильного холдинга «Сейхо-Моторс» было очень необычным: не хотел бы я поучаствовать в тест-драйве на внедорожниках Toyota по местам археологических раскопок на юге области? Что за вопрос! Конечно, хотел! Говоря честно, я понятия не имел, что там за археологически раскопки и где они ведутся. Да, и об археологии, как и большинство из нас, я судил по фильмам об Индиане Джонсе. И хотя я понимал, что на самом деле все обстоит не столь таинственно-романтически, но, как в действительности работают археологи, не имел ни малейшего представления. Тем лучше, решил я, – будет возможность увидеть все воочию.

В назначенный день наша импровизированная колонна отправилась от дилерского центра «Тойота Центр Челябинск Восток». Наше продвижение по трассе на Магнитогорск было довольно впечатляющим. Впереди шел мощный Land Cruiser 200, агрессивная брутальность которого чувствуется буквально в каждой детали кузова автомобиля. На фоне безграничной степной дали ты понимаешь, что у автомобиля выразительно прорисован каждый кузовной обвод, отлично смотрится массивная решетка радиатора, а блоки передней оптики и вовсе выглядят, словно кристаллы драгоценных камней, бликующих на солнцe.

Вторым в нашей колонне всегда держался Land Cruiser Prado. При всей схожести со «старшим братом» Prado обладает ярко выраженной индивидуальностью. Его отличительными чертами являются мощная, скульптурно проработанная передняя часть с большим воздухозаборником и каплевидными фарами, «стекающими» с передних крыльев к капоту.

Так получилось, что замыкающим всегда был Toyota Highlander. В облике машины сразу же угадываются характерные черты тойотовских внедорожников, но назвать «Горца» (так переводится название автомобиля) «младшим братом» Land Cruiser и Land Cruiser Prado все-таки нельзя. Прежде всего выделяются удлиненные кузовные обводы, вытягивающие автомобиль, благодаря чему он похож не на классический внедорожник, а на большой кроссовер.

Каждый из «тойотовских» внедорожников внешне хорош и сам по себе, а уж все вместе на трассе смотрелись так эффектно, что мы постоянно ловили восхищенно-удивленные взгляды водителей и пассажиров обгоняемых нами автомобилей. Мы ехали по абсолютно пустынным улицам населенных пунктов, и это не удивительно, учитывая, что температура зашкаливала за плюс сорок. Но стоило нам остановиться либо у магазина, чтобы запастись очередной порцией воды, либо у какой-то местной достопримечательности, как появлялись сначала местные пацаны, а затем и любопытные взрослые, с интересом разглядывавшие невесть откуда взявшихся гостей.

О племенах, живших в южноуральских степях в период раннего железного века, имеются и письменные сведения античных авторов. но весьма немногочисленные и отрывочные. Начиная с Геродота (V в. до н. э.), племена, кочевавшие на территории от низовий Дона до казахстанских степей, античными историками именовались савроматами и сарматами. Как пишет профессор А. Д. Таиров, история не сохранила для нас ни имен их вождей и старейшин, ни рассказов об их ратных подвигах, ни имен жен, похороненных в курганах. Основные сведения о тех, кто заселял территорию юга Челябинской области, археологи узнают благодаря раскопкам курганов. Сарматы, как отмечал Геродот, не имели ни городов, ни укреплений и свои жилища возили с собой в кибитках. Единственное, что они оставляли после себя, – места погребений. Вот это и скрывают степные курганы.

Ну, а что в дороге? В любых дорожных условиях за рулем Land Cruiser 200 чувствуешь себя как будто ты в настоящем крейсере. Сидишь высоко, видишь далеко, уважение других участников движения обеспечено. Хотя автомобиль тяжелый, но стоит только вдавить акселератор, и он ускоряется настолько стремительно, что тебя просто вжимает в спинку сиденья. При этом в поведении машины ничего не меняется, так же как и в уровнях вибрации и шума в салоне. Автомобиль очень устойчив. Все скоростные виражи (а их набралось за время поездки немало) Land Cruiser 200 проходил словно по рельсам. Еще одно наблюдение: «автомат» работает настолько плавно, что ни одно переключение передач в салоне не чувствовалось.

Что касается Prado, то по трассе машина идет мягко. Когда проезжаешь по участку, подготовленному под «ямочный ремонт», то понимаешь, что подвеска обрабатывает все эти колдобины, но ты этого не чувствуешь, поскольку в салоне это никак не проявляется. Устойчивость Prado на прямолинейных участках такая, что можно руки с рулевой колонки убирать – ничего не будет, словно автомобиль едет в глубокой колее.

На многое способен Prado и в плане динамики. Даже легкое воздействие на акселератор вызывает ощутимое ускорение автомобиля. Придавливаешь педаль чуть сильнее, и машина начинает разгоняться настолько мощно, что, кажется, она сметет все, что стоит у нее на пути. При экстренных торможениях многотонная махина замедляется столь же стремительно, как и ускоряется.

В салоне Highlander мотор при движении на невысоких скоростях почти не слышишь. Но стоит только вдавить акселератор «в пол», как ровный, чуть слышный рокот выхлопа сменяется хриплым металлическим баритоном. Разгон у Highlander такой, что многие легковые автомобили, даже причисляемые к спортивным, могут только позавидовать. «Автомат» явно настроен на активную манеру езды: машина разгоняется резко и мощно, и очень ровно. Руль легкий и информативный на любой скорости. Еще одна приятная неожиданность – автомобиль идет настолько плавно, что по этому показателю Highlander может смело претендовать на лидерство в своем классе.

Ежегодно в Челябинской области производится не менее десятка раскопок различных курганов, на трех из которых нам удалось побывать в Кизильском и Нагайбакском районах.
Погребения кочевников ярко характеризуют имущественную и социальную дифференциацию общества того времени. Крупные курганы знати – сложные и трудоемкие архитектурные сооружения с обширными погребальными камерами, заполненными большим количеством предметов. Существуют и небольшие курганы с простой грунтовой могильной ямой, весь инвентарь в которых представлен лишь сосудом и несколькими наконечниками стрел. Есть и безинвентарные погребения, то есть захоронения представителей самых низов общества той эпохи. Расположение кургана на возвышенности и сама конструкция погребальных сооружений отражают один из культов древних сарматов. Горы считаются в индоиранской мифологии местом обитания богов. Сооружение кургана начиналось с выбора могильной площадки, которая отделялась от мира живых широким, но неглубоким рвом. Этот обычай восходит еще ко времени существования индоевропейской общности, когда мир представлялся в виде круга. С южной стороны вал прерывался, образуя проход шириной около 2,5 метра. В пределах этой площадки производились какие-то особые ритуальные действия, следы которых сохранились в виде рытвин, колдобин и вообще значительных перепадов древней поверхности. Следующим этапом было рытье котлована для погребальной камеры и входного коридора-дромоса.

Всего мы проколесили более 1200 километров. По любым меркам это немало и, главное, достаточно, чтобы оценить уровень комфорта машин. Поэтому с полным правом могу заявить: главная заслуга в том, что мы не «очумели» от нашего «автомобильно-археологического блицкрига» принадлежит автомобилям. Вернее тому уровню комфорта, который они обеспечивают.

Только в таком длительном путешествии начинаешь объективно оценивать многие вещи. Например, все прекрасно знают, что салон у Land Cruiser 200 просто огромен. Ну и что? А нам пришлось втроем проехать на заднем диване «двухсотого» по степным дорогам. При этом мы даже плечами не касались друг друга. Или еще одна «мелочь», на которую я раньше не очень-то обращал внимание: между передними креслами расположен охлаждаемый бокс-подлокотник объемом с маленький холодильник. Признаюсь, мне даже казалось, что с его размерами японцы явно переборщили. Сейчас уверен – не переборщили. Мы умудрялись запихивать в него пол-ящика литровых пластиковых бутылок с водой. Без них на сорокаградусной жаре пришлось бы очень тяжко. Так же как и без 4-зонного климат-контроля с раздельным подводом воздуха! Иногда эффективность работы климатической установки приводила даже к комическим ситуациям.

Мы ехали от Магнитогорска к селу Кизильскому, когда на небо вдруг набежали тучки и закрыли солнце. За тонированными окнами стало пасмурно и показалось, что даже как-то прохладно. Все, кто сидел в машине начали вспоминать: а взяли ли они с собой хоть какие-то теплые вещи, ведь ночевать-то предстояло в палатках. Но стоило только взглянуть на датчик температуры на панели приборов, как все волнения отпали сами собой: «за бортом» как было плюс тридцать девять, так и оставалось.

После этой поездки еще более высоко оцениваю интерьер салона «двухсотого». Прежде всего отмечу качество подгонки деталей. Герметизация, например, такова, что пыль, от которой в выжженной солнцем степи было буквально невозможно спастись, в салон машины не проникала. Очень хороша и кожаная отделка сидений: удивительно, ни один из ехавших в машине ни разу «не прилип» к подушке или спинке. Поскольку одному из нас пришлось спать в машине, то раскладку кресел мы проверили на практике и еще раз убедились в комфортабельности «двухсотки».

По уровню интерьера салона Land Cruiser Prado мало в чем уступает старшему брату. Огромный объем свободного пространства в сочетании с монументальными панелью приборов и центральной консолью и удобнейшими сиденьями удовлетворят любого автомобильного «гурмана». Салон Prado радует «человечностью» – при всей своей «технологичной» холодности, в нем удобно и уютно. Трансформация салона Prado была также нами проверена: как и «двухсотый», он стал местом для ночлега.

По объему свободного пространства в салоне Highlander уступает старшим «тойотовским» внедорожникам. По качеству проработки интерьера «Горец» очень хорош. На высоком уровне и сам дизайн интерьера салона. Но важнее то, что за рулем большого по габаритам Highlander чувствуешь себя как в обычном легковом автомобиле.

Аркаим – это укрепленное поселение, относящееся к так называемой «стране городов». Свое название объект получил по наименованию доминирующей над местностью горы, которая располагается в четырех километрах от поселения. Памятник состоит из укрепленного города, двух некрополей и останков древних пастбищ. Город радиальной схемы сделан из двух круговых стен, одна из которых окружена другой. К обеим кольцевым стенам пристроены помещения, имеющие формы кругового сектора. Площадь помещений, расположенных во внутренней кольцевой стене, около 100 кв. м, а внутри внешней кольцевой стены – около 18 кв. м. Различаются помещения личного и общественного пользования, жилые и рабочие. В некоторых помещениях обнаружены не только гончарные мастерские, но и металлургическое производство. В центре города имелась площадь. Между стенами была проложена кольцевая дорога, от неё к центральной площади вели прямые улицы. В городе имелась ливневая канализация с отводом воды за его пределы. Кольцевые стены были сделаны из бревен, забитых глиной, и высушенных глиняных кирпичей.

Дороги с асфальтовым покрытием – это хорошо. Но, как оказалось, археологические раскопки проводятся в степях. Лагерь экспедиции, которая вела раскопки под Кизильским, ставший для нас на два дня базой, стоял в голой степи. Жилые палатки, пищеблок и импровизированная столовая были расположены на абсолютно голом месте, которое весь день буквально прожигалось солнцем. Температура в тени (считай под пологом палатки) – +410С, на солнце (то есть на улице) – за +500С. Поэтому и ходили многие археологи, вне зависимости от пола, как палестинские боевики – вся голова закутана куском ткани и видны только глаза. На раскопе, который также был в голой степи, приходилось работать в две смены: с 8 часов до полудня и с 19 до 23 часов. Но это в обычные дни, а когда что-то находили, то работы не затихали и в самую жару: всех охватывал самый настоящий азарт. Понаблюдав пару дней за этими, «вставшими на лопату» (так это называется на жаргоне археологов), парнями и девушками, я их очень зауважал.

Ну, а как в этих условиях показали себя наши машины? Что касается степных дорог, то они были очень жесткие: не было и ста метров, чтобы на пути не попадался какой-то «порог» либо рытвина, оставленная когда-то гусеницей трактора, да так и засохшая. Преодоление их с точки зрения проходимости проблем перед машинами не вызывало, но подвеске все время приходилось обрабатывать эти участки.

Land Cruiser 200 «щелкал» препятствия, словно семечки. Кузов только слегка подбрасывало, но никаких жестких ударов не было. Машина проходила выбитый участок в таком ритме, будто ехала по новому шоссе. Очень хотелось опробовать в деле систему помощи при движении по бездорожью Crawl Control. При пересечении труднопроходимых участков водитель, поворачивая специальную рукоятку, выбирает одну из трех скоростей – 1, 3 или 5 км/ч, и система, контролируя подачу топлива, автоматически поддерживает выбранный режим движения. Мы, конечно, режим этот включили, но лишь для того, чтобы увидеть, как все это происходит. Просто в нашей степи для «двухсотого» достойных препятствий не нашлось, и он мог спокойно идти, не прибегая к помощи «тяжелой внедорожной артиллерии».

Что касается Highlander, то это несколько иной автомобиль, чем «Круйзера»: основой машины является несущий кузов, а не рама. Highlander имеет межосевой дифференциал и встроенную виско-муфту. Нужно понимать, что это все-таки легковой полный привод, поэтому носиться по степи – пожалуйста, но карабкаться на крутые подъемы или ползти по реальному бездорожью «внатяжку», как на Land Cruiser 200, на Highlander не выйдет, потому что Highlander – это чистой воды кроссовер. Но на степных дорогах, по которым мы ездили по археологическим раскопкам, атрибутов настоящего вседорожника и не требовалось, поэтому здесь Highlander был в своей стихии. Что касается Prado, то практически все сказанное выше о ходовых качествах Land Cruiser 200 на степных дорогах может быть отнесено и к нему. По степи автомобиль шел очень уверенно, легко преодолевая всяческие косогоры и «пороги».

Один мой хороший товарищ, узнав, что я собираюсь принять участие в поездке по археологическим раскопкам, был очень удивлен. «И охота тебе мотаться по такой жаре, – убеждал он меня, – нашел у нас археологию. Что у нас Трою раскопали? Да и что за охота трястись по степи на «Круйзере»? Тот же рамный джип, только с «климатом». По любому ухайдакаешься».

Проехав за два дня 1250 километров, все, кто участвовал в этом «археологическом тест-драйве», убедились в потрясающих возможностях «тойотовских» внедорожников. Комфортабельных, функциональных, надежных, обладающих великолепными ходовыми качествами. Честно говоря, название «наземный крейсер», как переводится слово Land Cruiser, мне всегда казалось несколько нескромным. Я был неправ, во всяком случае, наименование «степные крейсеры» эти автомобили заслуживают на все сто.

Аркаим существовал от 150 до 300 лет, после чего произошел пожар, и город выгорел. Существует три версии возникновения пожара: местные жители подожгли его сами, город спалил враг, случайный пожар. Открытие челябинскими археологами Аркаима многие специалисты сравнивают с раскопками Трои. Но после детального изучения города и укрепленные поселения аркаимского типа были обнаружены на значительной площади, охватывающей юг Челябинской области, юго-восток Башкирии, восток Оренбургской области и север Казахстана. Хронологически они относятся к эпохе средней бронзы, то есть 3,8-4 тысячи лет. Эти поселения образуют комплекс, называемый «страна городов». Считается, что культура «страны городов» возникла в ходе витка индоевропейской миграции, проходящего по землям Южного Зауралья. Носители данной культуры не так долго жили на наших территориях. Вскоре они покинули свои поселения и отправились в другие степи. До сих пор среди ученых идут споры о принадлежности памятников данного типа. Основная масса исследователей придерживается теории миграции с Запада. В пользу этой теории говорит и то, что по найденным в могильникам черепам был восстановлен облик жителя Аркаима европиоидной расы.

Информация опубликована на сайте:  http://autochel.ru/

Стратегия развития

17.10.2012

009


Каким видится сегодня будущее Аркаима? Как живет историко-культурный заповедник, уже ставший визитной карточкой Южного Урала? Чем грозит современного неоязычество, адепты которого буквально осаждают знаменитую Страну городов? Об этом шла речь на прошедшем накануне в Челябинском государственном университете круглом стол «Археология и общество», в котором приняли участие представители исполнительной и законодательной власти, бизнеса, образования и науки.

В этом году минуло 25 лет с момента открытия укрепленного поселения Аркаим, а 35 лет назад состоялась археологическая экспедиция ЧелГУ. К этим датам и был приурочен разговор о дальнейшей судьбе древнейшего объекта на юге Челябинской области.
Считается, что поселение Аркаим было открыто три раза. Впервые, в 1957 году, его обнаружили военные. Затем открыли гражданские картографы с помощью аэрофотосъемки. Спустя 18 лет его нашли археологи, точнее, школьники из археологического кружка, приданные научной экспедиции. Однако информация о ценнейшем памятнике истории и культуры еще долго не передавалась к специалистам из-за банальной бюрократии.
Масштабное исследование Аркаима началось в 90-е годы. Примечательно, что в тот сложный для России период, когда развалились все товарно-денежные отношения и хозяйственные связи, почти все исследования финансировались правительством Челябинской областью. Несмотря на то, что в полномочия субъекта Федерации, в общем-то, не входит финансирование фундаментальной науки. Именно благодаря этому Аркаим и получил такую известность в стране и мире, считает директор заповедника Екатерина Сластухина.
Сегодня научное сообщество ищет новые источники финансирования для продолжения работ в Стране городов. Одним из таких источников, по мнению участников встречи, может стать научный туризм. Однако его развитие невозможно без взаимодействия археологических организаций с властью и обществом.
В настоящее время исследования уже не такие масштабные, как прежде, но все-таки они ведутся. При этом официальная статистика показывает, что только 1% археологических экспедиций имеет постоянное финансирование. Остальные исследования проводятся за счет привлечения грантов и хозяйственных договоров. Ученые привлекают экскурсоводов, снабжают их текстами и проводят обучение. Однако какого-то обобщенного издания для экскурсоводов до сих пор не существует.
А вот псевдонаучных текстов, спекулирующих на особенностях древнейшего памятника, более чем достаточно. Аркаим в таких «трактатах» стал и «местом силы», и «прародиной славян», и даже «колыбелью человеческой цивилизации». Разумеется, уровень развития аркаимской «цивилизации» в подобных публикациях обычно предстает завышенным по сравнению с реальными данными. Поэтому одной из приоритетных задач для научного сообщества сегодня остается популяризация собранных знаний об Аркаиме, чтобы превратить эзотерический туризм к памятнику в туризм знаний.
«Для человека, который входит в это пространство, Аркаим представляет единый комплекс. И еще в мае этого года на территории памятника можно было купить литературу, прямо нацеленную на популяризацию фашизма. Мне кажется, отсутствие какой-то взвешенной стратегии развития поселения Аркаим, как уже перешедшего границы просто научного лагеря или туристического объекта, создает множество проблем. Если это будет только бизнес-стратегия, то этого недостаточно. Нужно выработать ее в коллективе, с сообществом ученых», — подытожила директор института гуманитарного образования ЧелГУ, профессор Марина Загидуллина.
Опубликовано:  http://mega-u.ru/

 

Аркаим и монетизация

04.10.2012

img_121Лариса Сонина

Аркаим. В июне исполнилось 25 лет со дня открытия Аркаима – древнейшего поселения, первого в ряду протогородов на территории Челябинской области, а 4 октября – день рождения его бессменного исследователя, доктора исторических наук, профессора, директора по науке Челябинского Центра «Аркаим» Г.Б. Здановича. Мы не могли пройти мимо этих событий и попросили патриарха отечественной археологии ответить на вопросы об Аркаиме, а также туристических перспективах Южного Урала.

- Геннадий Борисович, этим летом – 25 лет со дня открытия Аркаима. Все эти четверть века Аркаим позиционировался как общественно значимая территория, привлекающая исследователей, туристов, просто любопытствующих граждан. Вот об общественной и научной значимости Аркаима хотелось бы поговорить с вами как с  первооткрывателем. Почему он стал настолько известен?

- Неожиданно для многих уже в первые годы Аркаим превратился в объект туризма. Хотя скептики утверждали: он очень удален от железной дороги, от областного центра. И вообще: Аркаим – это древняя история, которая не вызывает широкого интереса. Тем не менее, факт остается фактом: место в степи, которое на картах конца 19 века обозначалось как Аркаимская или Аркаинская пустошь, стало не только посещаемым, но и приносит доходы.

- Как все-таки это удалось? Глубокая провинция, долины практически неизвестных рек – Утяганки и Большой Караганки, Аркаимская пустошь, как вы ее назвали, тянущаяся от столь же неизвестного поселка Амурского до Кондуровского…

- Мы очень много работали над популяризацией места и самого времени Аркаима – эпохи бронзы. Причем эту популяризацию начали сразу после того, как прошли первые раскопки – летом 1987 года. Аркаим был открыт в дни летнего солнцестояния…

- Как, по-вашему, популяризация иных туристических объектов в Челябинской области возможна?

- Вне всякого сомнения! И одна из самых значимых туристических легенд могла бы быть создана на здешних реках и родниках. На Южном Урале, на остатках древнего, прауральского хребта сохранились водоразделы. Реки, которые берут здесь начало, текут в разных направлениях. Например, Караталы-Аят, Арчаглы-Аят, Зингейка, Синташта (самая крупная из этих рек) направляются на восток. И это – самые восточные воды Каспия и Средиземноморья. Другие реки – Утяганка, Большая Караганка, Гумбейка – текут на запад и дальше поворачивают на север. И это самые западные воды Северного Ледовитого океана. Родники, которые так часто встречаются на Южном Урале – это древний неразделенный водораздел. Реки берут от них свое начало. Это дорога с запада на восток и с востока на запад. Настоящая дорога между западом и востоком, и верховье одной реки соответствует верховью другой. Дальше – озерный край, и реки теряют свой смысл. К югу – пустыня и полупустыня. Родники и реки только здесь несут особую смысловую нагрузку, тут к ним должно быть отношение как к особой ценности. А что мы видим? Возле каждого родника мусор, говно, простите меня!..

- Насчет последнего можно поспорить…

- Да, говно! Скот бродит у родников, люди бросают мусор! Местное население не понимает смысла своих родников. Пьет и не понимает, что это за вода! Вода Каспия и Северного Ледовитого океана. Нужно исследовать родники, нужно организовать экспедицию для этого. Настолько очевидно – любить свой край, знать его. Но попробуйте найти деньги на такую экспедицию!

- Деньги находят на другие проекты. В Магнитогорске, например, прошлым летом устроили перетягивание каната, пригласили редактора Книги рекордов России Алексея Свистунова, чтобы он зафиксировал рекорд – канат тянули из Европы в Азию, до этого так никто не делал. Все это, по мысли организаторов, должно было привлечь туристов в южные районы Челябинской области, и на Аркаим, в том числе. Особый упор делался почему-то на китайцев: видимо, потому что их много, и, заинтересовавшись Челябинской областью, они будут приезжать десятками тысяч. Даже хотели дирижабли закупать, чтобы китайцев возить на Аркаим. Пока китайских туристов что-то не видно. Да и число российских как-то не возросло…

- Такой способ привлечения туристов – это непонимание имиджа региона. Ну, перетянули канат… Это то же самое, что делали с памятником Седой Урал на привокзальной площади в Челябинске – обряжали в тулуп Деда Мороза и накладную бороду привешивали. Это – не имидж, это – элементарная неграмотность. Легенда не может быть поверхностной и чужеродной, она должна совпасть с месторазвитием. У Льва Гумилева в «Этногенезе и биосфере Земли» есть такой термин – месторазвитие. Он подразумевает то место, где может родиться новая культура, новый этнос, новая цивилизация. Это обязательно стык ландшафтов, например, лес – степь. Просто лес, просто степь или просто горы не могут дать новую культуру. Во всем мире – всего 16 таких ландшафтных зон, которые дают и могут дать новую культуру и цивилизацию. Но нашу местность, от Челябинска до Магнитогорска и южных районов вокруг, можно считать 17-м месторазвитием. И, видимо, не случайно здесь произошла вспышка культуры, приведшая к созданию древнейших городских поселений – протогородов, центров металлургии эпохи бронзы, к числу которых относится и Аркаим.

- Но жители Челябинской области о своей особости как-то не задумываются. Вожделеют, скажем так, о внешних признаках процесса глобализации – макдональдсах, аквапарках, машинах в кредит, моющих пылесосах… Хочется вписаться в рынок, привлечь деньги, которые потом можно потратить на продукты цивилизации. Отсюда и постоянные разговоры об инвестициях, о международном сотрудничестве…

- При всем том, многие районы Челябинской области деньги самостоятельно зарабатывать не умеют. Кизильский район, например, на 86 процентов – дотационный. На 86 процентов! От этого хочется кататься и смеяться. Вот я вам расскажу историю, которая случилась нынешним летом. Мы с Татьяной Сергеевной (Татьяна Сергеевна Малютина, научный сотрудник Центра «Аркаим» — корр.) копаем под Кизилом (имеется в виду село Кизильское – корр.). Ямская культура людей, третье тысячелетие до нашей эры. Вскрыли могильник: увидели, что там был похоронен мальчик лет десяти, перед ним горшок стоит. Продолжаем раскопки. Тут на шикарном велике или на мотоцикле – не помню уже – подъезжает молодой парень. Представляется Ваней, интересуется, что здесь происходит. Ваня – сын кого-то из кизильского начальства, только что поступил в ЮУрГУ на энергетика. Поступил на деньги района, потом три года отработает и уедет, так как Кизил – нехорошее место. Я ему объясняю, что на этом самом месте пять тысяч лет назад жили люди, и вдруг он возмущается: «Что вы мне вешаете лапшу? – говорит. – Какие пять тысяч лет?! Наш район – дотационный. Тут сейчас-то жить нельзя, а вы говорите – пять тысяч лет назад. Как здесь можно жить?!»

- Да. Что тут скажешь?..

- Про всю Челябинскую область часто говорят, что это – дыра, люди не хотят здесь жить, бегут отсюда.

- Значит, слово найдено! Дыра. А я все удивлялась, почему так много знакомых переехало жить в другие регионы, в Москву и за границу.

- Сейчас речь идет о нашей политике, образовании, о менталитете. У нас не хотят ничего делать ради просвещения народа, только – ради монетизации. Поэтому на Аркаиме прекратили научные исследования, прервали все научные связи. Аркаим стал Аркаимом только благодаря науке.

- Кто прекратил?

- Здесь уже не важно – кто! Это связано с общим состоянием науки в стране. Нас заставляют работать только по грантам. Гранты – элитарные, они зачастую распределены еще до подачи документов. Грант – это эпизод, добавка денег на уже ведущуюся работу. Но для глубоких исследований, таких, какие нужны для организации туризма, историческая наука – археология должна финансироваться постоянно.

- А что вообще можно сделать для развития туризма в отдельно взятом субъекте?

- Первое. Нужно определить красоты, достопримечательности своего родного края. Второе – придание смысла. Нужно знать глубины, знать историю, древнюю и современную. Для этого есть краеведение, есть музеи, школы. Третье – каждое место должно быть значимым для населения. Только тогда это станет смыслом для всего мира. Нельзя рассматривать туризм как средство для получения денег, как исключительно бизнес. Так он денег никогда не принесет! Мы должны рассматривать туризм как часть национальной идеи, и такой взгляд может быть сформирован только через работу – изучение природы, памятников, исторических мест, где живем, придание всему этому смысла и значения. Суть национальной идеи предельно проста: любовь к своему краю и любовь к своей Родине. Любить можно только то, что знаешь. А если не знаешь… Зачастую даже название речки не знаем – некогда узнать или неоткуда. А без таких знаний невозможно понять ценностные ориентиры – на что надеемся, к чему стремимся. Туризм – это потрясающая вещь для национального самосознания. Через туризм мы раскрываем парадигму сознания – почему мы тут живем.

- Что, кроме Аркаима, может привлечь туристов в Челябинскую область?

- Есть ряд ярких археологических, природных, культурных объектов. Это остров Веры, это башня Тамерлана под Варной, это музей в Фершампенуазе, старые заводы… Сейчас потихоньку начинают понимать, что эти объекты можно объединять, выстраивая туристические маршруты. Беда в том, что к монете стремятся здесь и сейчас. Именно к монете, а не к экономике. Стремление к монете – это желание набить карман, к экономике – к благосостоянию всего края, всех людей. Поэтому и на Аркаим зачастую завлекают плоско и однобоко: люди приезжают, трутся по горкам: Денежная гора, Гора власти, Гора Любви… Нет ни подобающих исследований, ни текстов, ни экскурсий. При таком подходе с Аркаимом как туристическим объектом все может захлебнуться в ближайшие годы.

- Как вы считаете, такая ситуация характерна для сегодняшнего дня?

- Это не вина только сегодняшнего дня, это вина последних десятилетий, вызванная отказом от традиционной культуры. Мы приняли на себя все отходы капиталистического мира – продукты негодных, устаревших технологий, в том числе и в сфере культуры под видом новаторских. Только традиционная культура может привить любовь к своим пространствам. Без этой любви к своей земле мы развиваться не сможем: построить Сколково в одном месте нельзя. Для развития  необходимо любить свою землю, поэтизировать ее и мифологизировать. Это большая совместная работа поэтов, писателей и ученых. А также школьных учителей – чтобы прививать любовь к родному краю. С этого и нужно начинать. А не с разработки законодательства. Закон работает только тогда, когда он имеет моральную основу. Об этом древние философы еще писали. Тит Ливий, Фукидид… А нынешняя монетизация – скучно! И давно человечеством пройдено.

Источник:  http://www.verstov.info/

Наука на Аркаиме

02.10.2012

Dubna

Проблема соотношения научной и популярной информации о поселении Аркаим

12 сентября 2012 года в Музее археологии и краеведения города Дубны Московской области состоялся «круглый стол» «Археология в современной культуре России – 2012», организованный музеем совместно с Московским областным общественным фондом историко-краеведческих исследований и гуманитарных инициатив «Наследие». Одной из основных тем, рассмотренных на «круглом столе», стала проблема изучения и популяризации поселения эпохи бронзы Аркаим, выставка по материалы которого, подготовленная Челябинским государственным историко-культурным заповедником «Аркаим», демонстрировалась в течение трех месяцев в выставочном зале дубненского музея. Данная статья продолжает начатое на «круглом столе» обсуждение.

 

В научно-популярной литературе, посвященной поселению эпохи бронзы Аркаим, и тематических материалах СМИ, направленных на популяризацию этого археологического памятника, наблюдается существенный дисбаланс между научной и популярной информацией. На общем фоне широкого распространения антинаучных представлений об Аркаиме, научно-популярные издания и иные формы популяризации научной информации, к сожалению, в недостаточной мере выполняют задачу распространения в обществе достоверных научных данных, более того – в некоторых случаях они достигают противоположного результата и способствуют распространению антинаучных взглядов.

Основные причины этого явления следующие:

1. Недостаточная изученность поселения Аркаим как археологического памятника. Систематические раскопки поселения осуществлялись, главным образом, в течение первых четырех лет после его открытия (1987-1990 гг.) – до тех пор, пока эти работы оплачивались Челябинской объединенной дирекцией по строительству объектов мелиорации на основании договора об археологическом исследовании зоны затопления строившейся Караганской межхозяйственной оросительной системы. С момента принятия решения о прекращении строительства и придания территории заповедного статуса в 1991 году, на протяжении пяти лет (1991-1995 гг.) продолжались спорадические полевые исследования археологического памятника, выполнявшиеся уже без Открытого листа. Начиная с 1996 года, на протяжении 17 лет, никаких раскопок на поселении Аркаим не проводится.

При этом в период с 1990-1991 гг. по настоящее время в непосредственной близости от поселения Аркаим была построена и успешно функционирует научная база, получившая официальный статус населенного пункта, и от этой базы с 1994 года по всем южным районам Челябинской области эффективно работает комплексная экспедиция историко-культурного заповедника «Аркаим» и экспедиционные отряды Челябинского государственного университета и Ильменского государственного заповедника. Здесь же построен крупный музейный комплекс, осуществляется камеральная, лабораторная и фондовая обработка многочисленных экспедиционных материалов, работают профессиональные археологи и многочисленные специалисты в области естественных наук, выполняются комплексные исследования десятков археологических памятников. Однако все эти возможности и научные силы уже 17 лет никак не используются для продолжения изучения поселения Аркаим, расположенного в полутора километрах от научной базы, – поселения, давшего имя всему этому музейно-научному комплексу и ставшему в начале 1990-х годов научной основой его развития.

В итоге, к настоящему времени исследовано менее половины площади археологического памятника, причем эти исследования проводились, большей частью, весьма поспешно (в условиях угрозы затопления водохранилища), на недостаточном с точки зрения современной археологии научно-методическом уровне, в первую очередь – в части применения естественно-научных методов, а также в вопросе качества разборки и фиксации культурных слоев.

Двадцать лет назад Аркаим как спешно раскапываемый по хоздоговору памятник был в целом изучен на очень хорошем уровне – но за прошедшие десятилетия возможности и методы полевых исследований и требования к ним совершили качественный скачок, особенно важный для изучения и реконструкции древних объектов с древоземляной архитектурой, к которым относится Аркаим.

2. Неполнота отражения результатов раскопок поселения Аркаим в отчетной документации. По результатам полевых исследований поселения Аркаим в научный архив Института археологии РАН сданы отчеты только за первые три года работ (1987-1989 гг.): за 1987 г. – 1 том отчета, за 1988 г. – 3 тома отчета и за 1989 г. – 2 тома отчета. Эти отчеты делались по результатам хоздоговорных работ, когда за один сезон несколькими отрядами под руководством разных археологов вскрывались тысячи квадратных метров археологического памятника. Подготовка отчетов осуществлялась руководителями раскопов, в дальнейшем они сводились в один или несколько томов под общей фамилией руководителя экспедиции, на которого и выписывался Открытый лист (1). Естественно, качество различных частей этих отчетов заметно различается.

Особенно отличается в этом плане первый отчет, посвященный полевым исследованиям 1987 года (Зданович Г.Б., 1988). Он носит сугубо лапидарный характер, осуществленным раскопкам в нем посвящено 27 страниц текста, и на этих 27 страницах очень кратко описывается раскоп площадью 1318,5 м2 и сделанные на раскопе 1785 находок! В отчете нет ни одного описания реального профиля, даны исключительно общие характеристики стратиграфической ситуации, нет подробного описания ни одного участка или объекта. Вместо этого сделаны суммарные, обобщающие описания-реконструкции. По-сути перед нами хорошо иллюстрированная статья с элементами реконструкций и интересными научно-литературными рассуждениями, но научным отчетом о полевых исследованиях данных труд может быть признан лишь с некоторыми натяжками.

В отчетах за 1988 и 1989 годы эти недостатки были, в значительной мере, изжиты, становится гораздо больше строгих описаний профилей (Зданович Г.Б., 1989; 1990). Однако в этих отчетах материалы по разным раскопам весьма сильно отличаются друг от друга, хорошо видно, что их писали разные авторы, по-разному подходившие к этой задаче. В целом основная часть научных отчетов по Аркаиму за эти два года являются качественным научным продуктом, сделанным на хорошем методическом уровне.

Однако полевые исследования, проведенные на поселении Аркаим позднее, в период с 1990 по 1995 годы, никак не отражены в отчетной документации, материалы по ним не сданы в научный архив Института археологии РАН. Речь идет о нескольких раскопах на внешнем и внутреннем круге жилищ, а также о рекогносцировочных раскопах, шурфах и траншеях, закладывавшиеся в ближайших окрестностях поселения, на площадке так называемого «аркаимского огорода» и в других местах.

3. Отсутствие полноценных публикаций результатов полевых исследований поселения Аркаим. Основные этапы раскопок поселения Аркаим были завершены более 20 лет назад, однако они до сих пор практически не введены в научный оборот. Совершенно не опубликованы данные по стратиграфии археологического памятника – не издано ни единого профиля аркаимских раскопов. Очень слабо опубликована планиграфия памятника: из 28 или 29 раскопанных на Аркаиме жилищ (2) напечатан план раскопа только одного из них, причем публикация сделана в масштабе 1 : 500 (Зданович Г.Б., 1995, с. 32, рис. 6), который позволяет оценить только общую форму сооружения и не дает возможностей для анализа особенностей его конструкции, тем более – в условиях отсутствия публикации профилей раскопа.

По всем материалам раскопок поселения Аркаим к настоящему времени опубликован только топографический план археологического памятника, на котором сведены данные по большинству выполненных на поселении раскопов (в масштабе 1 : 3000, см. Зданович Г.Б., 1995 с. 32, рис. 6) а так же этот план с наложенной на него графической интерпретацией результатов геофизических исследований нераскопанной части памятника (в масштабе 1 : 1500, см. Малютина Т.С., Зданович Г.Б., 2003, с. 100, рис. 1). Однако на этих опубликованных планах представлены даже не результаты раскопок как таковые, а некие генерализованные представления о структуре памятника, сформированные на основании этих результатов, и научными источниками они не являются.

При этом в научно-популярной литературе широко опубликованы различные варианты реконструкций аркаимских жилищ, архитектурных элементов древнего поселения (стен, «башен», «ливневой канализации» и т.д.) и общие реконструкции архитектурного облика всего поселения Аркаим. На этих реконструкциях представлены многочисленные сложные архитектурные детали, на их основании делаются выводы об очень высоком уровне организации пространства археологического памятника, о фортификации, «достойной средневековых крепостей», об особой сакральности и «экологичности» аркаимской архитектуры. На базе этих реконструкций изготавливаются музейные и выставочные макеты, их красочные изображения помещены в многочисленных научно-популярных книгах и сборниках. Однако оценить адекватность всех этих реконструкций, проанализировать их и соотнести с археологическими источниками невозможно – поскольку исходный материал, на основе которого выполнены реконструкции, совершенно не введен в научный оборот и недоступен даже для специалистов.

Некоторые группы артефактов и результаты отдельных специальных исследований, выполненных по материалам раскопок поселения Аркаим, опубликованы весьма подробно и на высоком научном уровне. Здесь можно перечислить работы по следующим направлениям: типология аркаимской керамики (Малютина Т.С., Зданович Г.Б., 2003; 2004; 2005); технология изготовления керамики (Гутков А.И., 1995); отпечатки ткани на аркаимских сосудах (Галиуллина М.В., 2000); типология и анализ минерального сырья каменных орудий Аркаима (Зайков В.В., Зданович С.Я., 2000); комплексная реконструкция аркаимского металлургического процесса (Григорьев С.А, Русанов И.А., 1995); анализ остеологических остатков (Косинцев П.А., 2000); дешифровка аэрофотоснимков поселения Аркаим и его ближайших окрестностей (Зданович Г.Б., Батанина И.М., 2007); палинологические и почвоведческие исследования (Лаврушин Ю.А., Спиридонова Е.А., 1999; Иванов И.В., Чернянский С.С, 2000).

К сожалению, научное значение всех перечисленных исследований существенно снижает факт отсутствия публикации планов и профилей аркаимских раскопов. Все эти работы многочисленных специалистов, отражающие результаты изучения разных категорий артефактов, оказываются лишены совершенно необходимой им фактической основы, научно-методической базы – непосредственных результатов полевых археологических работ, археологических планов и профилей.

Кроме того, до сих пор все перечисленные научные работы очень ограниченно используются при популяризации аркаимских материалов, а ведущее место в научно-популярных публикациях по поселению Аркаим занимают реконструкции его архитектуры, объективные данные по которой до настоящего момента совершенно не введены в научный оборот.

4. Использование в популяризации поселения Аркаима артефактов и изображений, не имеющих никакого отношения к этому археологическому памятнику. Одним из центральным образов, иллюстрирующих научно-популярные буклеты, брошюры, сборники статей, фотоальбомы и книги об Аркаиме, тиражируемых на открытках, представленных на выставках и в экспозициях, является фигурка так называемого «человека, смотрящего в небо». Эта скульптура размещается в центре поселения Аркаим на посвященных ему картинах; фигурирует на значках и сувенирах, продающихся в аркаимском музее; изображается на обложках книг; с нее даже начинается текст обширной монографии, подготовленной по материалам дешифровки аэрофотоснимков Аркаима и однотипных ему археологических памятников (Зданович Г.Б., Батанина И.М., 2007, с. 6). У посетителей аркаимских музеев, читателей книг и сборников складывается устойчивое впечатление, что эта древняя скульптура найдена на Аркаиме или в какой-либо исторической связи с ним. Нигде, ни в одном из этих буклетов или фотоальбомов не говорится о том, что данная каменная скульптура не имеет к поселению Аркаим абсолютно никакого отношения, что она была найдена более чем в трехстах километрах от него, в Северном Казахстане, в окрестностях города Кустанай, что датировка этой скульптуры не ясна и нет никаких оснований относить ее к тому же времени, что и поселение Аркаим (см. Ченченкова О.П., 2004),

Продолжающееся использование этой скульптуры при популяризации материалов Аркаима, для которого не существует никаких объективных научных причин – это вопиющий вызов здравому смыслу. Кстати, казахстанские археологи и сотрудники Кустанайского краеведческого музея, в котором хранится данная скульптура, уже неоднократно высказывали недовольство по этому поводу (см. Малеев С., 2009).

К сожалению, «человеком, смотрящим в небо» дело не ограничивается. Кроме него, в научно-популярных материалах по Аркаиму активно используется еще несколько скульптурных изображений, главных образом – случайных находок, сделанных в разных местах урало-казахстанских степей и не имеющих никакого отношения не только к самому поселению Аркаим, но, зачастую, и ко всей эпохе бронзы. Продолжение этой порочной практики дискредитирует всю деятельность по популяризации научной информации об Аркаиме, от нее нужно как можно скорее отказаться.

5. Популяризация умозрительных гипотез и недостаточно апробированных предположений в качестве достоверных результатов научных исследований. В научно-популярных материалах об Аркаиме постоянно повторяется и активно пропагандируется представление, согласно которому Аркаим населяли арии, а сама территория Зауральской степи является арийской прародиной. Большинство современных специалистов, занимавшихся этим вопросом, согласны в оценке этнолингвистической принадлежности населения Аркаима к индревропейской языковой семье. Однако утверждение об их непременно арийской атрибуции – не более, чем гипотеза, не получившая широкой поддержки в научном сообществе (см. Зданович Д.Г., 2011, с. 191).

Точно так же сугубо умозрительной гипотезой, не разделяемой большинством специалистов, является утверждение о протозороастрийском характере «аркаимской религии». Однако этот тезис также активно тиражируется в научно-популярной литературе в качестве достоверного научного заключения; изображения поселения Аркаим сопровождаются на буклетах и открытках разнообразными цитатами из Авесты и т.п.

Из одной публикации в другую «кочуют» славословия в адрес особой «экологичности» аркаимского хозяйства и общества, рассуждения об удивительных умениях жителей древнего Аркаима существовать в гармонии с окружающей природой и всем «одухотворенным Космосом». Однако на самом деле нет никаких научных данных, которые позволяли бы выделять модель хозяйственной деятельности населения Аркаима как более экологически устойчивую на общем фоне степной и лесостепной эпохи бронзы (см. Петров Ф.Н., 2009). Встречающееся наименование древнего Аркаима «городом» не соответствует научному определению городских поселений, некорректно и наименование его «протогородом», поскольку никаких археологических свидетельств урбанизационных процессов на Аркаиме и однотипных ему поселениях не зафиксировано (3).

Аркаим, несомненно, является очень интересным археологическим памятником, имеющим большое научное и культурное значение. Однако, как показано выше, этот памятник до сих пор исследован недостаточно, материалы его изучения опубликованы лишь частично, ключевые для его понимая данные планиграфии и стратиграфии раскопов уже более двадцати лет остаются недоступны научному сообществу, что делает принципиально непроверяемыми все создаваемые и тиражируемые реконструкции этого поселения. Зачастую под видом популяризации научных данных об Аркаиме распространяются фантазии и слабофундированные гипотезы.

В заключение мы можем отметить следующее. Аркаим широко известен в России и в мире, он очень популярен как место исторического туризма, здесь создан замечательный музейный комплекс, который посещают десятки тысяч человек в год. Научно-популярная литература об Аркаиме издается и расходится большими тиражами. Историко-культурный заповедник «Аркаим» выполняет важные государственные функции, охраняя целый ряд историко-культурных территорий, расположенных в степных районах Челябинской области. Заповедник является серьезным и авторитетным научным и музейным учреждением, коллектив которого ежегодно выполняет огромный объем работы, ведет археологические, этнографические и природоведческие исследования обширных территорий.

Однако, самым удивительным образом, на протяжении уже 17 лет, этот коллектив и само государственное учреждение культуры фактически не имеют возможности продолжать исследования поселения Аркаим и осуществлять научную публикацию его результатов. Труд десятков профессиональных археологов и многих сотен студентов и школьников, участвовавших в раскопках Аркаима, остается «законсервирован» в неопубликованных материалах раскопок. Огромные государственные денежные средства, потраченные на изучение Аркаима, не дают своей научной и культурной отдачи в силу того, что материалы этих исследований не опубликованы и, в значительной мере, даже не представлены в виде отчетов, а сами исследования уже длительное время полностью остановлены.

Уверен, что сложившаяся ситуация является нетерпимой и требует самого скорейшего решения. Необходимо ответственное и корректное введение в научный оборот материалов полевых исследований Аркаима. В осуществлении этой работы надо попытаться заинтересовать всех специалистов-археологов, принимавших участие в раскопках поселения. При этом очень важно избежать соблазна «подогнать» полевые материалы под уже сделанные и растиражированные реконструкции – крайне необходимо обеспечить достоверность научной публикации и ее доскональное соответствие полевым чертежам, фотографиям и дневниковым описаниям.

В сфере научно-популярной деятельности нужно как можно скорее осуществить серьезную научную критику сложившейся традиции популяризации аркаимских материалов, очистить ее от всех недостоверных гипотез и посторонних артефактов и создать целостную, новую и интересную систему рассказа об аркаимских древностях, базирующуюся на строго научных позициях и концепциях, апробированных научным сообществом.

Нынешнее руководство историко-культурного заповедника «Аркаим» получило от предшествующих лет очень непростой груз проблем – юридических, административных, кадровых, научных и т.д. Многие из них уже успешно решены – если несколько лет назад само существование заповедника находилось под угрозой, то к настоящему времени многие сложности преодолены и организация успешно развивается. За последние годы выполнен колоссальный объем работ по научной базе, совершенствованию работы с туристами, развитию музейного комплекса. Надеюсь, что именно сейчас у заповедника появляется практическая возможность сосредоточиться на решении проблем, связанных с популяризацией научных данных.

В этой работе историко-культурному заповеднику «Аркаим» готовы бескорыстно помочь целый ряд историков и археологов, объединяющихся сейчас в рамках создаваемого Московским областным общественным фондом историко-краеведческих исследований и гуманитарных инициатив «Наследие» межрегионального научно-исследовательского центра «Аркаим»: общественного объединения, деятельность которого будет направлена на активное содействие развитию научных исследований поселения Аркаим и преодоление сложившегося дисбаланса между научной и популярной информацией об этом памятнике (см.http://nasledie.dubna.ru/list.asp?id=171&idcategory=171&idparent=171).

Приглашаем к участию в этом проекте всех заинтересованных специалистов!

E-mail: fondnaslesdie@mail.ru

Примечания

Руководство отдельными раскопами на поселении Аркаим осуществляли: А.Г. Гаврилюк, С.А. Григорьев, А.И. Гутков, А.В. Епимахов, Н.О. Иванова, А.М. Кисленко, Т.С. Малютина, Н.М. Меньшенин, В.С. Мосин, Н.С. Татаринцева; в ведении полевой документации и организации камеральной обработки материалов участвовали и другие профессиональные археологи и студенты исторического факультета, в том числе и автор настоящей статьи (в 1995 году).

Данные о числе раскопанных на Аркаиме жилищ разнятся даже в одних и тех же публикациях, см.: Зданович Г.Б., Батанина И.М, 2007, с. 16, 48.

Челябинский государственный историко-культурный заповедник «Аркаим» был создан в 1994 году (первоначально под именем Специализированного природно-ландшафтного и историко-археологического центра «Аркаим»). За годы работы заповедником издано три научно-популярных сборника: в 1995 году «Аркаим: Исследования. Поиски. Открытия», в 2004 году «Аркаим. По страницам древней истории Южного Урала» и в 2011 году «Аркаим: между прошлым и будущим»; два фотоальбома: в 2008 году «Аркаим и «Страна городов»: история и природа степного Зауралья» и в 2009 году «Аркаим: у истоков цивилизации», а также множество разнообразных буклетов, путеводителей, тематических карт, наборов открыток и другой научно-популярной продукции. Совместно с авторской студией А.Н. Баданова произведено несколько научно-популярных фильмов. Многие из этих научно-популярных изданий содержат очень интересные статьи и материалы, выполненные на хорошем уровне, однако во всей этой продукции с самого начала ее создания в большей или меньшей степени присутствуют отмеченные в статье отрицательные моменты, в том числе диспропорция научных и научно-популярных данных, популяризация умозрительных гипотез и недостаточно апробированных предположений, активное использование в популяризации поселения Аркаима артефактов и изображений, не имеющих никакого отношения к этому археологическому памятнику.

Список источников и литературы

Аркаим: Исследования. Поиски. Открытия. Сборник научно-популярных статей. Составитель Н.О. Иванова. Челябинск: ТО «Каменный пояс», 1995. – 223 с.

Аркаим. По страницам древней истории Южного Урала. Сборник научно-популярных статей. Составитель Н.О. Иванова. Челябинск: Изд-во «Крокус», 2004. – 348 с.

Аркаим и «Страна городов»: история и природа степного Зауралья [фотоальбом]. Автор текста и составитель Ф.Н. Петров. Челябинск: Изд-во «Крокус», 2008 – 72 с.

Аркаим: у истоков цивилизации [фотоальбом]. Авторы материалов: Г.Б Зданович, Д.Г Зданович, А.М. Кисленко, Е.В. Куприянова, Т.С. Малютина, Ф.Н. Петров.Научный редактор Г.Б. Зданович. Литературная обработка текстов М.В. Загидуллина. Челябинск: Изд-во «Аркаим», 2009. – 222 с.

Аркаим: между прошлым и будущим. Сборник научно-популярных статей. Составитель Е.В. Куприянова. Челябинск, 2011. – 208 с.

Аркаим: 20 лет открытию. Древность, современность перспективы [буклет] / Специализированный природно-ландшафтный и историко-археологический центр «Аркаим».

Аркаим: дорогами прошлого [буклет] / Челябинский государственный историко-культурный заповедник «Аркаим».

Аrkaim: памятники протогородской цивилизации [буклет] / Челябинский государственный университет. Специализированный природно-ландшафтный и историко-археологический центр «Аркаим».

Батанина И.М., Иванова Н.О. Археологическая карта заповедника «Аркаим». История изучения археологических памятников // Аркаим: Исследования. Поиски. Открытия. Челябинск: ТО «Каменный пояс», 1995. С. 159-191.

Белолипецкая Н.А., Зданович С.Я. Заповедник «Аркаим»: путеводитель [буклет]. / ГУК Историко-культурный заповедник областного значения «Аркаим».

Галиуллина М.В. К реконструкции сырьевой базы ткацкого производства на поселении эпохи бронзы Аркаим // Археологический источник и моделирование древних технологий. Челябинск, 2000. – С. 95-103.

Григорьев С.А., Русанов И.А. Экспериментальная реконструкция древнего металлургического процесса // Аркаим: Исследования. Поиски. Открытия. Челябинск: ТО «Каменный пояс», 1995. С. 147-158.

Гутков А.И. Техника и технология изготовления керамики поселения Аркаим // Аркаим: Исследования. Поиски. Открытия. Челябинск: ТО «Каменный пояс», 1995. С. 135-146.

Зайков В.В., Зданович С.Я. Каменные изделия и минерально-сырьевая база каменной индустрии «Аркаима» // Археологический источник и моделирование древних технологий. Челябинск, 2000. – С. 73-94.

Заповедник «Аркаим»: карта-схема экскурсионных объектов [буклет] / ГУК Историко-культурный заповедник областного значения «Аркаим».

Зданович Г.Б. Городище Аркаим по раскопкам 1987 года. Отчет. Челябинск, 1988. – 25 с., илл. – Архив Института археологии РАН, Р-I, № 12273.

Зданович Г.Б. Полевые исследования на поселении Аркаим в 1988 году. Отчет. Том I. Челябинск, 1989. – 39 с., илл. – Архив Института археологии РАН, Р-I, № 13206.

Зданович Г.Б. Полевые исследования на поселении Аркаим в 1988 году. Отчет. Том II. Челябинск, 1989. – 59 с., илл. – Архив Института археологии РАН, Р-I, № 13207.

Зданович Г.Б. Полевые исследования на поселении Аркаим в 1988 году. Отчет. Том III. Челябинск, 1989. – 70 с., илл. – Архив Института археологии РАН, Р-I, № 13208.

Зданович Г.Б. Работа Урало-Казахстанской археологической экспедиции на поселении бронзового века Аркаим в Брединском районе Челябинской области в 1989 году. Отчет. Т. I. Челябинск, 1990. – 50 с., илл. – Архив Института археологии РАН, Р-I, № 13653.

Зданович Г.Б. Работа Урало-Казахстанской археологической экспедиции на поселении бронзового века Аркаим в Брединском районе Челябинской области в 1989 году. Отчет. Т. II. Челябинск, 1990. – 51 с., илл. – Архив Института археологии РАН, Р-I, № 13654.

Зданович Г.Б. Аркаим: арии на Урале или несостоявшаяся цивилизация // Аркаим: Исследования Поиски Открытия. Челябинск, 1995. – C. 21-42.

Зданович Г.Б., Батанина И.М. Аркаим – Страна городов: Пространство и образы. Челябинск: Изд-во «Крокус», 2007. – 260 с.

Зданович Д.Г. «Арии на Урале»: термины и мифы // Аркаим: между прошлым и будущим. Сборник научно-популярных статей. Составитель Е.В. Куприянова. Челябинск, 2011. – C. 184-191.

Иванов И.В., Чернянский С.С. Вопросы археологического почвоведения и некоторые результаты палеопочвенных исследований в заповеднике «Аркаим» // Археологический источник и моделирование древних технологий. Челябинск, 2000. – С. 3-16.

Косинцев П.А. Костные остатки животных из укрепленного поселения Аркаим // Археологический источник и моделирование древних технологий. Челябинск, 2000. – С. 17-44.

Лаврушин Ю.А., Спиридонова Е.А. Основные геолого-палеоэкологические события конца позднего плейстоцена и голоцена на восточном склоне Южного Урала // Природные системы Южного Урала. Челябинск: ЧелГУ, 1999. – С. 66-104.

Малеев С. О чем говорят артефакты? // ЦентрАзия. 22 сентября 2009 г. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1235252220

Малютина Т.С., Зданович Г.Б. Керамика укрепленного поселения Аркаим // Древняя керамика: проблемы и перспективы комплексного подхода. Материалы заседаний «круглого стола». Челябинск, 2003. – С.99-131.

Малютина Т.С., Зданович Г.Б. Керамика Аркаима: опыт типологии // Российская археология, 2004, № 4. – С. 67-82.

Малютина Т.С., Зданович Г.Б. Керамика Аркаима: сравнительный анализ // Российская археология, 2005, № 2. – С. 20-31.

Петров Ф.Н. Поселение Аркаим в культурном пространстве эпохи бронзы. Дубна, 2009. – 64 с.

Петров Ф.Н. Наука и неоязычество на Аркаиме // Гупало А. Духовное поле Аркаима. 2-е изд. Челябинск, 2010. – С. 109-116.

Ченченкова О.П. Каменная скульптура лесостепной Азии эпохи палеометалла, III-I тыс. до н.э. Екатеринбург: Изд-во «Тезис», 2004. – 336 с.

Шнирельман В.А. Аркаим: археология, эзотерический туризм и национальная идея // Антропологический форум. 2011. № 14. – С. 133-167.

Экскурсии по музею-заповеднику «Аркаим»: история и культуры [буклет]. Авторы: Г.Б. Зданович, С.Я. Зданович, М.В. Галиуллина, О.А. Хрустинская / Специализированный природно-лндшафтный и историко-археологический центр «Аркаим».

28.09.2012

Источник:   http://nasledie.dubna.ru